Мы подошли из-за угла

подошли угла

Однообразная зима была разноображена гоп-стопом. Ну, то есть, подошли ко мне из-за угла. Даже не из-за угла, а без околичностей — у поезда метро.

Захожу в метро на Тульской. Сажусь на лавку ждать поезд. С одной стороны поставил сумку, с другой – баттл американского кваса (читай – колы). Тут – ханч! – одновременно с двух сторон садятся двое. Мммм… небелых.
— Парень, дай воды попить! – он был как-то не уверен в себе и чтобы расслышать, мне пришлось переспросить его раза четыре. Потом расслышал, но спросил еще разок и, покосившись на второго, понял – гопстопят.
Если кто не в курсе – внимание! Типичные черты гоп-стопа:

1. «Стопщиков» как минимум двое, они ОБЯЗАТЕЛЬНО рассредоточатся вокруг вас, чтобы рассеять внимание. Следите за карманами. Если вы видите только одного, знайте, что на недалекой орбите ОБЯЗАТЕЛЬНО есть «мрачный спутник».

 2. У одного из них через руку может быть переброшена куртка (жаркие перцы), прикрывающая кисть руки, которая уже наверняка тянется к вашему карману.

3. Если они уже стоят по разные стороны от вас, они ОБЯЗАТЕЛЬНО начнут громко переговариваться друг с другом (прямо через вас), возможно – на непонятном для вас наречии, чтоб вы ошалели до конца и забыли про сумку и карманы, которые уже под шумок режут или про мобильник, который тянут за антенну (есть у кого с антенной еще???) или за брелок.

4. Они могут начать говорить с вами, как было в моем случае.

5. Если гоп-стоп перешел в активную фазу, то есть, с вами заговорили, они «поведут» вас до тех пор, пока вы все вместе не окажетесь вдали от людей и видеокамер. Их обязательно надо стряхнуть раньше, как – об этом чуть позднее.

Итак, один из них говорит:

— Дай попить!
— Не, не дам.
— Что такое? Почему?
— Да я тя знать не знаю! – Я не боялся получить за грубость по роже, потому что по роже я должен был получить за кошелек и все мы это знали. Мой оппонент начал формировать в голове контраргумент, в это время я встал с лавки, чтобы уйти из зоны их кругового влияния. К счастью, поезд уже подходил.

Но эти упыри встали за мной и в вагон мы зашли вместе. Один остался у двери, другой сел рядом, причем грубо так сел, зло толкнув меня коленкой. Это вконец определило тактику моего поведения. Несмотря на то, что я, естественно, очковал изо всех сил, я рассердился, что эти гады от меня не отстают и в средь бела дня (всего-то – десять вечера) в московском метро им. Ленина ведут себя как в горном ауле. Диалог продолжил мой загадочный незнакомец:

— Дай попить! – он был не особенно оригинален.
— Не, не дам!
— Просто, парень, знаешь, жажда мучит!

Я начал говорить громко и с нажимом, стараясь, в свою очередь, дезориентировать хмыря и чтоб слышало этот спектакль побольше народу. Я понимал, что всем будет откровенно плевать, даже если они решат меня резать, но общее внимание (даже гипотетическое) на таких шакалов действует подавляюще.

— Слушай, жажда у тебя? Я тя научу! Знаешь какая станция ща будет?

Он молчал, соображая, в чем подлянка.

— Знаешь, какая станция ща будет? — нужно было, чтоб он ответил, потому что ответил бы он явную чушь и я смог бы придраться к любому слову. Я вспомнил все уличные манеры, которые усвоил в студенчестве. Я знаю, что любой подкованный «блатной» переговорщик поймал бы меня на слове через две фразы, получив «по понятиям» все основания меня убить, но эти были из другого теста.

Он молчал. Н я решил не тупить и подсказал ему:

— Так вот, следующая станция – Серпуховская. Знаешь такую? – мне нужен был диалог.
— Не, не знаю.
— Так учись. Вот, значит, Серпуховская. Выходишь из метро, так? Там вокруг метро стоят киоски. Стучишься в любой и говоришь – дайте попить. Понял?
Он был явно злой, но шакалий характер не позволял ему бить мою морду при посторонних. Поэтому он продолжил разыгрывать свою партию.
— Ты что — жадный или нищий?
— Что? – переспрашивайте чаще – с тупильниками труднее разговаривать. На тупость отвечайте тупостью.
— Ты что — жадный или нищий?
— А! Я и жадный и нищий. Дальше что?
— Дай попить!
— Не, не дам.
— Почему?
— Это негигиенично. – Блин, всерьез опасался, что это слово не пролезет в его голову и я потеряю ход. Я смотрел на его дурацкие запекшиеся губешки, немытые волосы и лицо и думал о том, что пить после него точно не буду. А баттл – литровый. Ну, просто самому пить хотелось вот и прикупил в торговом центре у метро. Допускаю, что они оттуда меня и пасли. А может, у метро подтянулись, этот момент я не пропалил.

— Ну тогда оставь попить.

— Ладно, оставлю. Только тебя ждать придется долго. Я далеко еду, а тут целый литр.

— Ты когда-нибудь умрешь за свою жадность. Причинно-следственна я связь блистала логикой. Но опять же – внимание – в данной ситуации им не важно ЧТО говорить, их цель – дезориентировать вас. Обидеть или растревожить или напугать, — не важно, все средства хороши. Сохраняйте спокойствие. Никто никогда не сможет оставаться холодным как лед, повторяю, я сам очковал за двоих, но просто отдавайте себе отчет относительно того, что происходит.

— Ты знаешь, мы все когда-нибудь умрем. – Я по-прежнему говорил громко и вызывающе, в то время как он старался лишнего внимания не привлекать. Типа он – мой друг и просто так по-дружески со мной бакланит. Моей задачей было эту легенду скомпрометировать. – Или ты знаешь кого-то бессмертного? – Я ждал, что он, может, вспомнит аллаха, но он оказался с ним незнаком или просто сделал скидку на нашу интер-культурную разницу.

— Ты знаешь, просто меня кинули сегодня. – Он перешел с крестей на буби. – Я вышел с утра с 20-ю тысячами…
— Слушай, че ты меня лечишь?
— … а меня обули.
— Ты хочешь сказать – вас ОБОИХ обули, — я кивнул в сторону его приятеля.
— Да, обоих.
— Поздравляю, вы – герои. И вы вдвоем дали себя развести?
— А это не твое дело. – Он уже совсем злился.
— А твоя жажда — мое дело? Что ты мне мозг выносишь? Ты куда едешь? – мне нужно было узнать пункт его назначения. Точнее убедиться, что такового нет и пункт его назначения – мой «лопатник» и еще, после всего сказанного – набитая морда.

— Я из Кабардино-Балкарии…
— Я говорю «не откуда», а «куда» едешь! – я старался давить.
— На три вокзала…
— На какой из трех?
— На Ярославский…
— А дальше куда?

Он молчал, видимо не зная, куда ведет великий Транссиб.

— Куда глаза глядят, — обреченно молвил мой пилигрим.
— В Сергиев Посад? — придумал за него я.
— Да, — с небольшой заминкой отвечал он.

Ок, все понятно, они меня ведут и это может длиться вечно. Хоть до Сергиева Посада, хоть до Пекина. Мы поточили с ним лясы еще станцию, потом я начал орать на него:
— Боровицкая, епт, выходи давай!
— Что? Какая? –начал тупит он, поднимая задницу.
— Боровицкая, давай, тебе на три вокзала, переходи, че ждешь, — нагнетал панику я. – Давай, давай, быстрей.
Он подошел к двери, нашарил взглядом своего приятеля на подхвате, увидел, что тот не выходит (еще б он выходил, он про прекрасный Сергиев Посад даже в книжках, небось, не читал и, конечно, не знал, что туда ездят с Ярославского вокзала, в связи с чем он не имел ни малейшего мотива переходить на Библиотеку) и не вышел тоже.
Они сгруппировались воедино, сели поодаль и начали кивать в мою сторону жалами. Я думал о том, что теперь они злые, а один из барбосов еще начал звонить по телефону. Я понял, что главное не поджимать хвост и забыть про застенчивость.

Напротив меня сидели два спортивных пацана, которые наблюдали этот спектакль с самого начала. Я встал и наклонился к ним.

— Слушьте, парни, смотрите, эти хари меня гопстопят. Не в падлу, помогите, а? – Я старался говорить по-уличному и опять же уверенно, бе просящих нот. Расклад был простой – стопщиков двое, я один, я прошу помощи, а не денег, нормальный мужик не откажет, к тому же просьба адекватная, и вид у меня не пьяный.

— А че те надо-то?
— Вы где выходите?
— На Чеховской.
— Ну все, просто давайте выйдем вместе и все, лады?
— Ладно.

Я сел на место. Нои провожатые палили меня во все глаза.
Вагон пришел на станцию, двери открылись, мы пятеро, вышли из разных дверей. Респект пацанам, которые меня прикрыли, они демонстративно пошли один впереди, второй сзади. Мы перешли станцию, я осмотрелся… вроде не идут.

— Спасибо парни!
— А че случилось-то? – поинтересовался одни.
— Да гопстопят меня средь бела дня. Спасибо, пацаны, удачи вам. – дал им салют.

Ну, собственно, все.

Выводы.

Вы обязательно растеряетесь и будете нервничать. Постарайтесь хотя бы внешне этого не проявлять. Они вас не знают. Вы можете оказаться другом (или подругой) авторитета, генерала ил еще кого, кто потенциально может их найти и вздрючить. Это домыслы, но если вы дадите почву, они будут мыслить. Пусть мыслят. Они трахают мозги вам, постарайтесь затрахать их «ум».

Всегда будьте на виду у людей. Привлекайте внимание.

В метро везде камеры. Встаньте в центре зала, там, где вы точно будете в кадре, достаньте мобильник (можно прямо при них), наберите 112, скажите, что вам СРОЧНО нужна помощь прямо в этом зале. Я бы так сделал, если бы мой эскорт не отвалил.

Попробуйте попросить помощь у более-менее внушающих доверие людей. 50%, что в вас плюнут, но может сработать.
НИКОГДА не ходите НИКУДА, куда они вас могут потащить. Под любым предлогом, вплоть до драки. Потому что ТАМ, куда вас приведут, вас ОБЯЗАТЕЛЬНО отметелят и возьмут все.

Кстати, если чувствуете в себе потенциал, дайте в репу. Но только, если действительно уверены в себе. Помните, что их ВСЕГДА несколько. Если не уверены, используйте мордобой как крайнее средство.

Разозлитесь. Будьте наглым и хамским. Их приемы работают нормально.

Не выходите из метро, если знаете, что они идут за вами. Идите в кладовку к ментам. Пусть они их ловят.

Во всех остальных случаях слушайте свой собственный страх и остатки разума)).

Удачи.

P.S. Если вас все же кинули, но не выбили зубы и не «почикали» и не попортили «вывеску», не смейте ныть, вы – счастливчик!

Комментарии: