ГИТИС

Они не куpят натощак

И за спиной у них филфак
А может, ГИТиС
***
— В самом ли деле прекрасна жизнь, Паниковский, или мне это только кажется?
— Где это вы безумствуете? — ревниво спрашивал нарушитель конвенции.

ГИТИС

Третьего дни побывали в ГИТИСе. По незнанию и ввиду дикого снегопада едва нашли. Тем приятнее было оказаться внутри симпатичного дворика, а потом – чистенького особняка. Всё, начиная с новенького турникета, и заканчивая последним плинтусом, маняще пахло сладким «финансированием».

Насиженная и «намоленная» старина изящно обновлена и причесана. По стенам мраморной лестницы висят серьезные и признанные мужчины. Туалет весь железный, в коридорах идет деятельный ремонт, местами пыльно от известки и пахнет новосельем. Аудитории Гиттиса, кому интересно – это разнокалиберные комнаты с темными стенами и шторами, заставленные столами. 39 аудитория, в которой ставится действо – очень клевое помещение со сценой, подвесными фонарями, вспомогательными будками и компактными высокими зрительскими местами. Всё
функционально, лаконично и делово.

Посетителей встречают и инструктируют высокие худые молодые люди в оранжевых длинных свитерах и не менее длинных шарфах. Молодые люди всклокочены и экзальтированны. Кажется, что скоро начнут шуметь и говорить ненатуральными голосами. Нас без давки провели в «аудиторию», рассадили, попросили подождать опаздывающую девушку, отключить «эти устройства», короче, ничего хорошего ждать не приходилось. Потом свет погас, а когда
загорелся тускло-тускло, я смирился с тем, что буду преимущественно слушать.

Давали «Без солнца» — спектакль по первым двум актам горьковского «На дне».

Сцену покрывали разноцветные тряпки, в центре – кровать с женщиной. По мере действия из тряпок один за одним выползали разномастные «бомжики», которые в течение двух часов без искажений представили оригинальную пьесу, но так, что она казалась написанной вчера. Приготовленные заранее темные чувства не пригодились, игра поглощала всё внимание. Опуская детали: отличная (простая и яркая) композиция сцены, отличные образы, некоторые товарищи просто гвоздили. Сатин, Алешка и Барон – украшение постановки. Свет, кстати, потом всю дорогу был хороший, я всё видел.

Вообще, много можно сказать, но всё сведется к одному – очень круто. В последний раз так радовался на «Истории мамонта», что дают на Страстном – та же живая и острая игра студентов, динамика и азарт. К слову, по ряду признаков думалось мне, что и тут и там отметился один режиссер. И там, и тут – студенты. И там, и здесь – «напольно-мануфактурные» декорации. И там, и тут – Налич в финале (Единственный гармоничный способ применения Налича, на мой взгляд). Но, как говорит Интернет, «История Мамонта» — это Екатерина Гранитова, а тут «безумствуют» мужчины по фамилиям Евгений Каменькович и Дмитрий Крымов.

После просмотра юноши в шарфах не казались такими уж экзальтированными. Строгий охранник молча ждал, когда мы допьем кофе, не говорил – «прочь-прочь». Сытая и настоянная как вино культура ласкала и пьянила. Закусывая автоматный кофий принесенными бутербродами, чувствовал себя ясенем деревенским, который приобщился к вальсам венским. Завтра опять пойдем.

Комментарии: