Гнесинка

Щедрая судьба забросила меня в Гнесинское училище тихой зимней ночью. Не видя краев своей щедрости, она заставила меня провести в коридоре на четвертом этаже час.Удивительно! Я чувствовал себя так, как чувствовал бы себя дикий колхозный конь, оказавшись под артобстрелом. Сначала – клавишная какофония из всех закрытых дверей одновременно. Затем – небывалое число женщин в концертных платьях черного цвета.Я, заставляя себя сдерживаться и не оборачиваться на каждую новую руладу и не очень пристально коситься на все новых и новых женщин, читаю на скамейке суровую мужскую книжку про Волоколамское шоссе. Как вдруг в конце коридора слышу не вполне привычные, но достаточно приятные звуки. Напоминает настройку радиоприемника, который крутит неведомая рука, но в эфире – какие-то обрывочные пьесы. Поднимаю голову. Источником звука оказывается очередная дева. Как положено – в черном платье без плеч. Высокая и тонкая как ферзь. Идет и распевается. Спешу сообщить, что даже обстрелянный полковой конь не сможет не вздрогнуть, когда над ухом свистнет пуля. Ну невозможно оставаться равнодушным, когда вокруг мимо тебя ходит взад-вперед по ламинату, как по шахматной доске, прекрасный черный ферзь, одаренный, помимо прочего, колоратурным сопрано.Невероятное место. Над каждой дверью в аудиторию – огромные таблички «Здесь занимался кто-то великий!». За дверьми кто-то доламывает молотками одновременно несколько роялей. Не удивлюсь, если их сюда привозят дважды в неделю из комуса вместе с бумагой для принтера и водой для кулера. «Здрасьте! Пожалуйста, бумагу для принтера, воду для кулера и рояль для Гнесинки! Как так? Вы лучше бумагу не привозите, а рояли у нас уже заканчиваются!».Произведения звучат очень серьезные. Мне не удается различить куплеты и припевы. Могу только угадывать: вот здесь устала рука, а вот тут сломался молоток.

По коридорам стоят лавочки. Между ними – кофры для виолончелей и, собственно, виолончели. Не боятся, что их утащат. Возможно, в такую крупную технику встраивают GPS-датчики как в вагоны, чтобы в реальном времени трекить их положение. Через вахту такое все равно незаметно не протащишь. Они такие большие, что, кажется, в них можно селить иногородних студентов.

Приходите в Гнесинку! Тут прекрасные люди очень тяжелыми и красивыми инструментами куют нашу великую культуру.

 

Комментарии: