110 км/ночь

Ездить на великах в центр – не то же самое, что ехать обратно, обратно, как правило, — в гору. И именно по дороге назад в голове настойчивой роятся мысли насчет того – какая самая длинная в Европе улица – Профсоюзная или Ленинский? Електроннiвicтi, ясен пень, говорят, что самая длинная – пр. Ленина в Запорожье. А наши коленки – что Профсоюзная, особенно на участке Черемушки – Беляево. А если ехать там на роликах, то это самая длинная улица не только в Европе, но и в мире.

Когда меняешь метод передвижения, замечаешь много нового. Например, что половина тротуаров в Москве сломана и опаскужена тротуарной плиткой. Ее кладут квадрильон азиатов, на длинных улицах можно насчитать десятки одновременно работающих отрядов. Их пасет огромное количество бригадиров, число которых превышает число рабочих. Бригадиры ходят по месту строительства и окрест, оглаживают животы и важно переговариваются на непонятных языках. По важности с ними не сравнится даже Медведев. В большинстве случаев ломают очень хороший асфальт – на Ленинском, на Воробьевых, сердце кровью обливается. Песок используют далеко не везде, плитки стучат под колесами как кастаньеты, а уж там где песок все же применяют, так он сочится между плиток и покрывает и тротуар, и дорожное полотно чуть не до разделительной полосы. С такой заботой устраиваемые пандусы и решетчатые надолбы (не знаю как назвать – богопротивные желтые ребра на концах тротуарах) – на фиг выкорчевываются и упраздняются как класс. Размер бедствия потрясает. Короче, сначала плитка, потом паровое отопление… пропал город.

Второе: пешеходы-тормоза. Да, они ходят и живут в другом темпе, но некоторые — просто ахтунг. Вежливо трезвонишь в звонок, ждешь. Ноль эмоций, позвонишь еще – повернутся и долго решают – чего же тут делать. Очень не сразу понимают, что можно и пропустить. При этом хозяйки больших собак проявляют большую ответственность – не мешают движению и четко контролируют своих зверей. Погонщицы гнидодавов любых возрастов – самые незамутненные создания на земле. Длина поводков их исчадий во много раз превосходит квадрат гипотенузы самих собак. И куда эти собаки на этих поводках бегут – всем пофиг. Реакции что у собак, что у их хозяек нет никакой кроме неадекватной.

Как теперь толерантно-то?.. Кавказо-россияне ходят строго в ряд по семеро, во всю ширь тротуара, вне зависимости от его габаритов. У них какое-то инстинктивное выравнивание по ширине. И шрифт такой жирный, подчеркнутый. Часто можно увидеть их в машине, припаркованной на каком-нибудь проспекте, из открытых форточек торчат пивные банки и голые ноги сорок восьмого размера. Я не вру, и не выдумываю. Иногда они лежат в траве в позе тюленя и говорят по телефону. Вообще, по телефону они говорят всегда, причем громко и на сугубо неблагозвучных языках. Еще одна конфигурация – в темноте они ходят цепью по трое – пятеро с дистанцией в 15 метров. Вот интересно, что это значит? Один гопстопит, а остальные подхватывают или убегают, по обстоятельствам?

Зебры и зеленые светофоры ничего не значат. Примерно раз пятнадцать за 2 дня мы были на грани гибели, хотя вели себя очень разумно, особенно на дороге. Завершающим эпизодом стал инцидент на Теплостанкинсокм проезде, где какой-то ухарь едва не убил нас прямо на пешеходном переходе. При этом испугался сам и со страху еще и обматерил нас.

В пятницу заезжали в разлюбезный ГАИШ на Воробьевых – астрономический институт. Он стоит в глубине парка, весь закрыт деревьями и лопухами. Сквозь лопухи пробиваются обсерватории главного здания, трансформаторы, спрятанные в круглые беседки с колоннами, какие-то старые ангары. Очень все тихо и таинственно. Таинственно оттого, что люди в этих лопухах и зданиях, построенных сто лет назад, сидят и смотрят звезды. Очень классно.

Комментарии: