Питер: Город анжинерной системы

Питер

Не помню, сколько там ступеней в винтовой лестнице Исаакиевского собора. Мне сообщили потом, что открытая туристам высота подъема – 43 метра. Сорок из них преодолеваешь без проблем, основную трудность составляют последние три. Зато спускаться легче. Пока идешь, стараясь не оступиться, много о чем можно подумать. Например, о том, стоило ли ехать в Питер в праздники на машине. Хотелось, конечно, приключений, свободы и независимости. Независимости, главным образом от РЖД, которое предлагает в высокий сезон только купе, СВ и люксы.

Как хитрые выехали затемно, в 4:45, по МКАДу ехали в сумерках. В 5:30 солнце встало над Ленинградкой и мы поняли, что вся она забита хитрецами под завязку. Самые хитрые были уже по ту сторону горизонта и небо светилось от хитрости, оттеняя восход. А самые умные настойчиво лезли по обочине, поднимая столбы пыли и шныряя туда-сюда, всячески ломая строй. «Обоченцы» назвала их Анюта.

Вяло ехали до Солнечногорска, ожидая, что, может, за Московской областью как-то рассосется. В Клину стояли три часа, Ленинградка тут проходит по центру города, светофоры собирают многокилометровую толпу.

Вырвавшись из Клина, ломанулись было, но встряли в Твери. Потом где-то перед Валдаем стояли мёртво почти два часа, выключив мотор и перезнакомившись с окружающими дальнобойщиками. Обсудили, кто как проехал Клин.

— А я там спать лег. Три часа соснул, теперь вон стою с теми же, кто вперед уехал.

В Новгородской области были около 8 вечера и за ним мчались как на крыльях, под 140, пытаясь наверстать упущенное и успеть максимально использовать световой день. Жалко, что белые ночи еще не наступили и в 11 вечера стемнело полностью. Мы были уже под Питером и сначала проблем не было – сухая и отлично размеченная дорога отчетливо высвечивалась фарами. Но потом пошел страшный ливень, дорога сделалась убогая и невидно стало не зги. Как-то ехали в потемках, фары не помогали почти совсем. Дальний свет тоже не спасалд, к тому же он слепил встречных и они требовательно зажигали свой, предлагая затухнуть. В одном месте случилось страшное: правая сторона машины подлетела на полметра, курс удалось удержать, но я какое-то время вспоминал кто я и где у меня педали. Оборачиваюсь к Анюте:
— Обделалась?
— Да.
— Аналогично.
Долго гадали что это. В итоге предположили, что это был элемент грузовой покрышки, которые почему-то валяются по всем обочинам в разной степени разложения. Видимого ущерба в машине не нашли, но на 120 км\ч пошла вибрация, возможно, нарушился сход-развал. На всех въездах и выездах на заправки – страшные выбоины, в одну из них тоже неудачно въехали.

В полночь на ощупь заползли в город и, покружив еще минут сорок, прибыли в хостел на Невском, расплатились и упали спать. Сил не было ни одной. Дорога от Теплого Стана до Невского заняла двадцать с лишним часов.

Спали в разных углах десятиместной комнаты на 10 мужиков. Я проснулся в 9, сразу пришла смска от Ани: «Проснулся?». На удивление – да, проснулся и даже отдохнул. Умылись, хлебнули кофе и пошли смотреть всё, стараясь успеть за день. Назад ехать решили на день раньше, потому что «такое никогда не должно повториться».

Первым делом пошли восторгаться в Казанский собор. Масштаб и красота громады не поддаются уразумению, равно как и объем человеческого труда. Вход в храм бесплатный, в отличие, например, от Исаакиевского собора. Исаакиевский не менее громаден и красив. У восточного крыла жужжит огромная разношерстная очередь. У самого входа людей не меньше, здесь же стоят автоматы для продажи билетов, никто ими не пользуется, потому что про них никто не знает. Недоработочка. Внутри – как и раньше – огромный музей с колоннами. Единственное, когда я был тут в 2008, кажется, здесь не велись службы. Сейчас один из приделов вполне функционален и оживлен верующими. Остается вопрос: чтобы пройти на службу также нужно купить билет за 250 р.? Чтобы подняться наверх, нужно отдать еще по 150 р.

Питер

Закончив с соборами, погнали в Кронштадт. 2 мая там полно праздношатающегося люда и совсем нет боевых кораблей. В прошлый раз я был тут в будний день и картина была диаметральная.

Питер

Питер

К слову в 2008 Кронштадт соединялся с сушей только одним отрезком КАД идущим по северной дамбе. В расположенный к югу Ломоносов я плыл тогда на шикарном старом пароме. Теперь КАД замкнут полностью, так что в Петергоф из Кронштадта мы долетели за 20 минут. 2 км дороги спрятано в тоннель на глубине 16 м под водой и 28 м под дном залива. Туннель удобный, прямой и хорошо освещенный. Сверху над ним находится судопропускное сооружение невероятной крутости (см. на схеме – С1).

Питер

Питер

Вообще, дамба, она же Комплекс защиты Санкт-Петербурга от наводнений, достойна отдельной повести и занимает достойное место в перечне питерских мегастроек.

В Петергофе погуляли по верхнему парку, в нижний заходить не стали, ввиду ограниченности по времени. К тому же, вход туда стоит ни много ни мало – 500 р. на рыло. Сэкономленную штуку было решено пропить, проесть и проплясать. Нагуглили кафе Вена, заходим. Столы под скатертями, на каждом – зажжённый абажур, сидят приличные люди и говорят шепотом. Принесли нам меню, листаем на главу «Чай». Не успеваем ознакомиться, подходит официантка, сообщает:
— Народу много, заказ будет готовиться 45 минут.
Принять ультиматум мы не решились, поднимаем руки и выходим. Народу, к слову, было не вот прям дофигища.

Питер

Участок КАД от Петергофа до Питера – ЗСД (Западный скоростной диаметр) – платная дорога. Пустая, широкая и ровная как стекло. С двух сторон к полотну склонились огромные дугообразные светильники, от которых кажется, что едешь по скелету рыбы-кита. В конце участка – пункты оплаты. Хорошенькая девушка требует 30 рублей. Деньги небольшие, дорога великолепная.

В Александро-Невской лавре царит весеннее оживление. Толстые голуби охмуряют голубиных женщин:
— Уррр… уррр… уррр… о, семки! Клю-клю-клю… Э, на чем я?.. А, да, собсно: уррр!!!

У входа стоит будка с билетами, в ее дверях – молодой парень в свитере и с ажурной челкой. Балагурит и шутит, старается ради какой-то девушки, которая стоит тут же. Уррр…

Питер

Далее поехали смотреть Аврору. Я помню, как миллион лет назад сестра укладывала меня спать и пела в основном то, что разучивали в школе. В репертуаре были: «Гайдар шагает впереди», «Взвейтесь кострами» и «Аврора». Потом я пришел в детский сад и там нас тоже давай тренировать на предмет «Авроры». Мне тогда казалось: ничего контора, нормальные пацанские песни дают. Мрачный драматизм и суровая мелодия пробирали до мурашек, хотя я понятия не имел, что такое бушлаты и патрули. Виделось что-то черное, в форме параллелограмма и помноженное на 10. Хотя, что такое параллелограмм я тоже не знал, но это только усиливало интригу. Что такое «Аврора» я знал четко уже тогда, картинок на эту тему хватало.

Не знаю, что сейчас снится старой Авроре. Может, одинокий выстрел с Невы. Может, тусняки с блек-джеком и пиратскими флагами. Может Цусимское сражение. А, может, ничего ей не снится, а всё выдумывают люди, потому что нельзя не верить в одухотворенность и силу боевого корабля.

Питер

Вечером поколесили по городу, хотели посмотреть на Финский залив, но не смогли справиться с какими-то ремонтами и объездами, заехали в Морской порт, поглазели на выставленные у жилых домов корабельные калибры и винты, потом поставили машину и пошли к Спасу-на-Крови. И этот храм, и собор Петра и Павла в Петергофе Анюта назвала «сложноначиненными» — уж больно сильная детализация и концентрация элементов на квадратный метр. Вокруг собора симпатичные девушки предлагают покататься на неземной красоты кобылах. Не знаю, кто симпатичнее, но аттракцион стоит 700 р. Мы отказались. Они попросили «тогда на корм лошадкам». Тоже че-то не дали. Вообще, туристические развлечения дорогие. К вышеперечисленным заходам в парки и музеи могу прибавить стоимость экскурсии на речном трамвайчике – 900 р. на лицо.

Питер

Запланировали выехать утром 3 мая, предварительно ознакомившись с графиком сход-развала мостов. http://razvodka-mostov.ru В 4:40 объехали Дворцовый, Литейный и Троицкий. Увы, все они были в наземном положении.

Питер

На ночной Лукойловской заправке сонная тетенька за кассой работала на последних морально-волевых. Что-то строго буркнула мне, я затих. Тут появляется гоповатый молодой человек:
— Здрасьте, а кофе…
— Нету! – пауза, дробь. – Только растворимый… Вон, в автомате.
— А какой…
— Черный, со сливками, с сахаром, американо, — рапортует королева бензоколонки.
Парень, кажется, не понимает, что играет с огнем. Увлеченно роясь в карманах, говорит:
— А есть… мокачино?!!
Быстро расплачиваюсь и, пригибаясь, сваливаю из зоны возможного поражения.

До трех дня дорога свободна, но вибрация не дает ехать быстрее 120. Спать хочется зело. Перед Валдаем заезжаем на заправку и спим как Штирлиц, 10 минут. Когда Анюте говоришь, что спать нужно 10 минут, то в ее голове включаются одновременно – таймер и датчик справедливости. Ровно через 10 минут она начинает волноваться и требовать проснуться. Отдых и кофе помогают, дальше едем почти без остановок.

От Солнечногорска опять пошло сильное затруднение, до Москвы ехали короткими перебежками, сильно пихаясь каждые 10 км. На МКАД заезжаем с криком «Дома!», готовые целовать асфальт.

Извлеченные уроки:
1.      Нужно соизмерять выгоду от сэкономленных жд-билетов и огромные усилия, которые требуются на преодоление жуткого трафика.
2.      Не надо ехать на попсовые направления в праздники – это настоящая западня.

Но в целом – жутко довольны собой и поездкой. За три дня накрутили больше 1020 миль (1750 км).
На дорогу в два конца хватило двух заправок

За 2 ночи в хостеле отдали 2800 р. за двоих.
Обед / ужин в столовой на Невском обходился в 300 р. на двоих.
Один раз пообедали пирогами в Штолле на 500 р.
Билет в Исакиевский 800 р. на двоих.
Итого отдали 8000 р. за три дня пути.

Что может клятый москаль сказать про Питер?
Это город вселенского масштаба, возможный благодаря инженерному гению, поту и крови миллионов его строителей, рабочих, военных. В каждом камне, повороте канала и люке на дороге видны тангенсы и большая работа очень умных и сильных людей. Ну и культурных, разумеется).

Комментарии: