Новый Иерусалим и Старый Звенигород

Новый!
Не содержит мата!


Рижский – Туалетный Наполеон – Программа «Доступное бухло» — Кладбище мертвых паровозов – Новоиерусалимская – Культтовары – Сворачивать или нет – Вера и пьянство – Никон и полиэтилен – Омовение и снова пьянство – Мельница – Торпедо-ЗИЛ – Жемчужина Подмосковья – Рижский, Ржев или Депо? — Дымное утро – Звенит или не звенит? – Наполеон без туалета – Подите прочь! – Савво-Сторожевский – А кормить будут? – Квас, вода и шершни – «Перец» и «Старт» — Как упоительны платформы по ночам

 

Рижский вокзал, несмотря на незначительный свой грузопоток, раскинулся, как море – широко, но даже и в таком немалом сооружении не нашлось места под пригородные кассы, турникеты, администрацию и прочие ненужные вещи. Поместились внутри красивого открыточного здания только зал ожидания и туалет. Как говорится, служенье муз не терпит суеты – сходил в тубзик – изволь подождать. Подождал – опять сходи.

 

Вокруг туалета работают две тетки – одна, поскромнее и в блузке, — на кассе, вторая – побойчее и в халате – ходит взад-вперед. Матери-истории важна именно она – с волевым лицом командира дивизии, нахмуренными бровями и сурово поджатыми губами. На вопросы она отвечает по-военному кратко и громко, взмахивает рукой и сердито отворачивается. Потом повторяет сказанное или уточняет, опять машет рукой и опять отворачивается. Очень прикольная тетка, она тут главная, сразу понятно. С ее помощью мы нашли-таки пригородные поезда на этом секретном вокзальчике.

У пригородных касс имеется ларёк первой медицинской помощи молодым и прочим алкоголикам: пиво, «баночки» и специальное предложение – алкоголический напиток «Виноград». Искренне рад за отъезжающих – поедут освеженные, с ясной головой.

 

Рижский вокзал знаменит паровозным музеем, причем, дорогой Евгений, вынужден сообщить, что покруче Челябинского, но только в плане паровозного набора и общего количества экспонатов. Общий же антураж, аккуратность, а главное – бесплатность Челябинского музея бьют все рекорды и мировые аналоги, признаю это со всей ответственностью. Мы билет на покупали, а прошли вдоль забора, а потом рассмотрели музей с другой стороны, проезжая мимо на электропоезде. Лично мне запал в душу знакомый с детства по различным изображениям на марках прямо-таки легендарный советский ЭР-200 – то, что могло бы бегать по стране взамен немецких Сапсанов. Назвать его могли бы , к примеру, Жульбарс. В честь Жюля Верна. Выглядит эта штука круто и сейчас – красивая морда, вытянутые окошки, вагоны – трапецеидальные… круть.

 

На Рижском направлении совершенно не ходят контролеры. Спрашивается – за что мы платим деньги? Кому мы покупаем билеты? Совершеннейшее безобразие. Ехать до цели – час, в дороге пассажиров развлекают торговцы ЩАСТЬЕМ:

— И вот для тех, кто не любит скучать в дороге – зонты, цена 150 рублей. Телефонные контракты, цена – 100 рублей или 150 – за два.

— Для тех, кто всё-таки любит скучать в дороге – сканворды и маникюрные ножницы, цена – 80 рублей.

— А теперь вашему вниманию предлагаются деньги: 50 рублей, цена – 100 рублей…

 

Платформа Новоиерусалимская содержит в своей ойкумене церковный ларёк, в котором сидит ужасно милая тетка. Просто ужасно милая. Мs отвлекли ее от чтения чего-то духовного, но она ни разу не обиделась и очень подробно и добросердечно рассказала, как нам попасть в Новый Иерусалим. Рассказывала подробно, я периодически терял нить повествования, думая о том, какая же она всё-таки хорошая, потом порекомендовала несколько путей подхода, сказав, что с главного в хода монастырь – это, цитата «полный восторг».

 

По дороге мы зашли в несколько магазов, холодильники продуктового набиты исключительно пивом. Я буду писать про каждый пивной холодильник, который увижу в своей жизни, до тех пор, пока соотношение «вода / пиво» не станет более сбалансированными и пока Лужков не разрешит проходить с великом в метро. При чем тут велики? А при чем тут гавканье про оздоровление нации?.. Я не против пива, я сам его пью, но когда большие дядьки заводят разговор о спасении нации, а попы – о спасении души, то мне кажется, что они имеют в виду нечто другое… Но об этом впереди.

 

Тетка в церковном ларьке говорила, что с Волоколамки надо будет свернуть влево, мы шли и пристально изучали малейший поворот, но громадина монастыря почему-то показалась прямо по курсу и сворачивать не пришлось.

 

Новоиерусалимский монастырь основан Никоном, идея была сделать проекцию настоящего Иерусалима на русской земле. Поэтому тут есть тоже Храм гроба, есть Гефсиманский сад, а Истру тут назначили Иорданом. Монастырь находится под двойным музейно-поповским управлением и представляет собой хоть и величественное, но достаточно жалкое зрелище. Главный храм в ремонте, видимо долгом. Попы немногочисленны и ходят с гордым видом в своих угодьях. Поесть пирогов вам тут не дадут. Не в пирогах счастье – это я готов признать, но вот детишки же ходят. Но это всё ерунда по сравнению вот с чем.

Новоиерусалимский монастырь стал чем-то вроде памятника павшим воинам, к которому вновь обженившиеся прутся пить шонпанское из горла. Предполагаю – это истринские товарищи, а может и нет… Короче, картина маслом – компашки рыл по десять, состоящие из собственно, молодых жен, ихних приятелей в нарядных штанишках и рубашечках с отливом, фотографы, — всё ходят сугубо независимой походочкой: с растопыренными коленками и небольшими мобильничками возле ушей. Кто ходит не так за МКАДом, тот не доживает до 18 дня рождения. И вот, вся эта инфантерия поминутно стреляет шонпанским, свистит, кричит «е-е-е-е!», матерится и говорит всякую чепуху. Вот вам и Новый Иерусалим.

 

Главный храм и внутри, и снаружи, действительно поражает. Да и подворье и другие сооружения – все очень крутое, слов нет. Но за пределами, опять начинаются контрасты.

 

Недалеко от стен находится Никоновский скит, построенный еще до монастыря. К нему ведет мостик, перила которого увешаны – нет, не замочками, а, вы не поверите, — обрывками полиетилена. Я не вру, есть фотодоказательства. Все насквозь ограждения моста задрапированы этой грязной уродливой рванью… Точно я не знаю, но, наверное, местный дурдом имени кукушкина гнезда тоже вырвался как-то на волю и решил сделать о себе такую памятку. Аналогичной мерзкой рваниной украшена недалекая опушка.

 

Скит Никона закрыт, окна завешаны сетками. За ним находится «купальня иорданская». Как  выглядит иорданская купальня, спросите вы меня, ответить легко: штук восемь-девять тачек с открытыми багажниками, пеффко, два десятка жирных теток на берегу, штук десять быдл в воде, веселый матерок и атмосфера общего праздника. Умеют отдыхать в Новом Иерусалиме.

 

Чуть поодаль «купальни» имеется муляж мельницы в натуральную величину. Внутрь дают зайти, про стоимость билета рекомендуют читать столб. В Истре вообще в ответ на многие вопросы рекомендуют читать столб, добавляя при этом массу ненужных подробностей. Внитри у мельницы интересно и дают сфоткаться в «национальном» наряде. Какой нации сарафан – не уточняется, но с виду, вроде, русский. Некоторые тетки с удовольствием предложением пользуются и, приняв вокруг самовара пластические позы, увековечивают себя в цифре. Обмельчало паломничество, обмельчало.

 

Дальнейший осмотр Истры на предмет повторного приезда в околоток с туристическою палатою показал следующее:

  1. Делать там нечего.
  2. В 19-00 состоится футбольный матч Торпедо – ЗИЛ.

К шести у стадиона начали собираться менты и прочие фанаты кровавых зрелищ. Мы быстро договорились ,кто из нас болеет за ЗИЛ, а кто, напротив, — за Торпедо, чтобы в случае чего уметь быстро и правдоподобно объяснить наше присутствие в странном и нетипичном для пилигримов месте Жемчужины Подмосковья (так называют Истру в самой Истре, об том на дороге есть плакат).

 

Пришедши на станцию, мы обнаружили, что, вопреки ожиданиям, обратные паравозы ввечеру – не такое уж и частое дело, более того, часть из них идет не в город-герой, а в какие-то подозрительные места, например. – в Депо. Мы поинтересовались у турникетчика, а имеет ли нам смысл поехать в Депо. Мужик ответил положительно, заявив, что будь его воля, он бы только в Депо бы и ездил, а все остальные паровозы вообще бы упразднил ввиду их излишества и пустопорожности.

Я говорю:

— Не по’эл!

Мужик терпеливо подошел поближе.

— Смотри, вы доедете, потом там Депо через Ржев просто обойдете, там пустырь, его слева и всё – прям в метро…

— ???

Сверились опять со схемой – Депо получается клометрах в 150 от Москвы… Решили ему не поверить…. Кто знает, может у него в Депо центр нелегальной трансПЛАНКТОлогии, а тут нажористый планктон плывет прямо в сети. Подождали полчаса и сели в конкретную Рижскую электричку.

 

Новое утро было Тургеневским – туманным и сеДЫМ. Дым давал плохие шансы на день, но, слава богу, разгулялось.

 

В Звенигород народу едет немного, да и сам городок, согласно непроверенному источнику в Википедии – 12,5 тыщ. Весь городишко, начиная с самого вокзала производит впечатление сытенького и умытого кудрявого ребенка – всё небольшое, чисто и симпатичное. Всё так культурно, что на вокзале нет даже тубзика, чтоб не портили идиллию. Об этом нам ответственно заявила суровая тетка в кафетерии при вокзале.



 

Важно заметить, что от вокзала до города – километра три лесом. По автомобильной, противно оживленной дороге. «Вам не приходило в голову поставить вокзал поближе к городу? – Приходило, но мы решили поставить его поближе к рельсам!» Маршрутка стоит 25 рублев, как прям в Москве. Мажорный город. Как я понял, он развивается исключительно пансионатами, санаториями, пионэрскими лагерями, а 12,5 тыщ рыл местного населения – обслуга. Все вокруг скуплено под офигенные домики и домищи. Сам городок – маленький, низенький  и аккуратный, где-то на горизонте замечено высотное строительство.

 

В центре города стоит новенький храм, попробовав сунуться в который я услышал:

— В шортах входить нежелательно…. – Тетка-продавальщица книжек забанила меня. Резко вспомнился вчерашний пьяный Новый Иерусалим… и как-то стало мне тошно, что мои шорты всё-таки вызвали в этой тетке религиозную резь, а вот тот разгул разврата прямо рядом с могилой патриарха — ничего и ни у кого… Что-то попы не тем занимаются.

 

От места моего гонения до Савво-Сторожевского монастыря – еще километра три вдоль Москвы-реки. По дороге проходишь «кремль» — увенчанный валом холм, похожий на кратер или футбольное поле. Очень красиво.

 

Монастырь напичкан посетителями, но тут, в отличие от Новоиерусалимского, чувствуется нормальное религиозное правление – без платка не войдешь, вокруг рабочая суета, куча лавок, есть еда, работают храмы, попы следят за теми, кто в них входит, есть святые исочники – всё симпатично и очень ухожено. Сам монастырь очень интересный. Стоит на холме, но стену увидеть трудно – она закрыта деревьями. Изнутри он кажется очень прокачанной крепостью. Внутри продают пироги, которые тут же сметаются посетителями. Потом готовится новая партия, и снова в разные стороны разлетаются довольные люди с кульками в руках. Один поинтересовался у нас – грех ли это – чревоугодие монастырской едой. Я ответил, что двойной. Чего он к нам-то с этим?.. Вид, наверное, был у нас просветленный, святая вода, видать, делала свое дело.

 

У стен монастыря продают квас. Очень рульный – вкусный, как встарь. Бедная тетка не успевает отбиваться от людей и ос, и те и другие прямо не нарадуются этому квасу. Видно, он немного хмельной. В один момент тетка с криком выронила свою кружку – подлый стингер достал ее. На нее было жалко смотреть – она молча терпела боль, тихонько потом выдала: «Шершень, что ли.. больно как…» Люди кругом, она не могла себе позволить кричать, перестать работать тоже… Жалко очень.

 

Оставшись довольны монастырем, вернулись в город. Тут я хотел написать про громкие как выстрелы названия Звенигородских магазов, но что-то лень.

 

Потом ждали последний паровоз, сумерки упали на пути и сделалось очень хорошо.

PS: По просьбе Вячеслава Васильевича в данном пасквиле намерено не использовался мат, а также грубо-просторечная и экспрессивная лексика. 
PS
Бонусные фоты:

 

 

 

Комментарии: