Флайми тузимун

С
моей бесконечно милой моему сердцу крестницей Любаней мы ходили в музей
космонавтики. Мы выбирали между Винзаводом и ВВЦ, решили – ВВЦ, а Винзавод – на
сладкое. Так и не дошли.

Как
и ожидалось, по случаю выходного музей был набит битком. Жирненькие и не очень
детишки пришли потрогать космос. Мы пришли с той же целью. Люба попала в
категорию «не очень», поэтому ее билет стоил в 10 раз меньше моего. Это при
том, что я уже месяц в спортзале. Билеты в космический музей продают исходя из
веса посетителя, все как у настоящих космических туристов. Вывод большого тела
на орбиту требует больших усилий. Этих ученых на мякине не проведешь – у них на
все есть свой
mc2.

Лично
мне стало интересно с самого начала – на входе продавали желтые косынки,
видимо, отличительный знак космических пионэров. Я рыпнулся было купить, но
взгляд Любы заставил меня пересмотреть мои взгляды на свой возраст, вещизм и
историю покорения стратосферы. Люба умеет смотреть выразительно. Зато она ни
фига не знает про расход окислителя на старте, вторую космическую скорость и
геостационарные орбиты. Типичная девчонка. Зато она знает где продают
прикольную одежду, крутую одежду и мегаготичную одежду экстракласса. В
последнем случае на посетителей, не одетых как Люцифер, смотрят как на говно.
Конец цитаты.

Осмотр
мы, как положено, начали с туалета. Мы верны традициям, как  космонавты.

У
Любы на груди был мой фотоаппарат и ей, понятное дело, это было интересно.
Бабки-надсмотрщицы, настроенные на отлов всего, отличающегося по молекулярному
составу от нафталина, этого пропустить не смогли и сказали нам, что за съемку
надо платить. Если бы я был один, заплатил бы. Если бы Люба была одна – не
стала бы фоткать. Но так уж вышло. Короче, мы открыли квест «Зафоткай нахаляву».
Поэтому, к сожалению, качество оставляет желать. А кроме того, я все зажимаю
бабло на вспышку. И на объектив. А на новый корпус у меня бабла вообще нет. И
не знаю, когда будет, они стоят как спускаемый аппарат, а полноматричные – как
спускаемый аппарат с живым туристом внутри, продаваемый по прайсу сомалийских
пиратов.

Спускаемые
капсулы, кстати, – самая впечатляющая часть экспозиции. Тесные, темные,
оплавленные, обитые внутри чем-то мягким, с десятками разъемов на спине…. Жуть.
Как представлю, что вот сижу внутри, а снаружи грохот пронизываемой атмосферы и
все нахрен горит и ты один, и никто ничего не может сделать прямо сейчас.
Только бог, а бог живет на небесах, а ты только что с небес и там никого не
видел.

Еще
из крутого – это центральный модуль МКС. В него можно залезть. Интересно, но
скучноватый интерьер. Мебель какая-то казенная. Двуспальных кроватей нет.

Порадовали
всевозможные информационные экраны – можно смотреть ту же МКС в деталях
помодульно. Очень круто. Ну и всякие так костюмы, летающие кресла, петрушка и
баллистические ракеты.

Вот
когда у нас не станет космоса, тогда мы станем ваще никем.

А
это может произойти. Уж больно легко зарезали наш Буран и многое другое.
Говорят, что из 9 спутников слежения за баллистическими стартами у нас на
орбите шесть. Это значит, мы слепые. Глонас наш – пока что говно. И это всё не
оттого, что у нас плохо работают специалисты. Наши специалисты, в большинстве –
герои. Просто очень часто происходят вещи, которым имя – предательство. 

Всех
с прошедшим днем космонавтики.

Остальные
фото из музея тут.

Фото
Юрия Алексеевича вот.

Музакальный ответ от потенциального противника

 

 

Комментарии: