Брэссон

Общий
мониторинг культурного фона в апрельской Москве свидетельствует о повышенных
его флуктуациях в районе Манежа.

В
то время, как многие экстремистски настроенные граждане, прочитав слово
«культура», потянулись за вальтерами, браунингами и парабеллумами, духовно богатые люди (ТМ) и прочее небыдло (ТМ) могут устраиваться поудобнее,
чтобы еще хоть на 5 минут абстрагироваться от проклятого офисного утреннего
понедельника и приобщиться к великому скрозь призму моего скромного блога.
Уважаемые шесть читателей, я говорю о вас, подравняйтесь. Духовно богатым людям
двенадцатого и более высоких уровней во время прочтения рекомендуется вставить
в уши джас. При этом, чтобы не спалиться перед коллегами, выражение вселенского
блаженства и соучастия лучше сменить на сосредоточенное «я принимаю товар \ я читаю
предложение стратегического инвестора \ я тут вам всем зарабатываю деньги».

К
делу. В Манеже дают аж Картье Брессона. Духовно богатые люди, как известно,
имеют зеркалки. А зеркалка любой дешевизны автоматически означает, что ее
обладатель знает про Брессона (сужу по себе). Обладатель зеркалки любой дешевизны, но с двумя
объективами знает Гипенрейтера. И так по возрастающей. Если человек случайно упомянет в разговоре Брюса Хейли, присмотритесь у нему повнимательней — у парня фототехники на миллион и если он не полный мудак, то может стать кому женихом, а кому братом названным. Интересно при этом, что
самому Брессону приписывали умение обходиться какой-то дешманской маленькой леечкой.
Наверное, поэтому многие его шедевры расфокусированы и смазаны. 

Посещение выствки с Брессном несет двойную пользу: об ней множно рассказывать детям, а в среднесрочной перспективе это приемлемый источник фактуры для интернет-дневника. Во
время просмотра картин следует склонять голову набок, а затем делиться
впечатлениями от композиции, переднего и заднего планов, перспективы и
симметрии. Следует отдать должное товарищу Брессону – всего этого у него
навалом, поэтому до сих пор хожу с кривой шеей. 

Вообще,
Анри наш Кортье, как я заметил, любил фоткать бомжей, а также тех, кто не
чурается спать под заборами и просто на свежем воздухе. Он четко понимал, что
снимать надо людей, ибо сфоткать Кремль может любой дурак, а сфоткать
бомжа – не каждый. Потому что Кремль стоит тыщу лет и еще простоит, дай бог,
столько же, а бомж – он сиюминутен. Сейчас он лежит и спит, а через секунду его
укусила в подмышку вошь – и вот он уже бодр и ищет, с кого бы стрельнуть на
опохмел души. И вот этот момент решает – будет ли небитый фотограф и дальше снимать
своим аппаратом или его придется менять на новый,
параллельно залечивая бланш. Меня тоже тянет фоткать
бомжей, но я все откладываю до покупки светлого телезума. Официальная
версия – качество будет лучше, а на самом деле, мне просто неловко щелкать их в упор.

Другой
замечательной особенностью автора является его широкий кругозор. В поле зрения
пацана попали и Китай, и Америка, и Ирландия, и Греция, и Индия с Пакистаном, и
Россия с Иркутском, Ленинградом и Москвой, и, конечно, дорогая, видимо, сердцу
товарища, Франция. 

 

Брессона
давали в рамках фотобиеннале. Эту звучащую как пароль фразу любой духовно
богатый человек поймет как «Брессона мало и чтоб избежать русского бунта в
Манеж натащили и неизвестных обладателям говнозеркалок авторов». 

Мы
запомнили фамилию Безукладников. Точнее, забыли, а потом просто посмотрели в
Интернете. Не рекомендуем. С одной стороны, картины хорошие – большие, но в
большинстве случаев – это портреты вдохновенных пермских поэтов и соцреализм со
стеклотарой.

Из
других мы пытались запомнить, но забыли и поэтому – опять же погуглили Эллиотта
Эрвитта и Питера Линдберга.

Картины
у обоих тоже – преимущественно большие, но первый запомнился фотографиями
старых знаменитостей – Хрущев, Никсон, Трумен Капоте (!оказался миловидным,
прости господи, пацаном), Сартр, Матис и т.д., а второй – новых, в основном –
голливудских стерлядей. Но портреты хорошие, спору нет. Еще бы они были плохие,
когда фоткаешь, к примеру. Пену Круз. К ней с брессоновской лейкой уже не
подъедешь и нужна как минимум, Лейка М9, (530 000 р. по Яндексу, замечена в
руках нашего демократического президента, в то время, как многие дети не ели
халвы).

 

Вызревший
за зиму в офисах планктон желает социализации и активно ломится за культурой,
охотно расставаясь с тремя сотнями колов за проходку (с детей – 20р.).

Едучи
поздно в автобусе растерял всю свою дневную воскресную браваду и вновь ко мне
вернулась моя вселенская грусть. Не исключено, что навеяна она была песней,
каковую и предлагаю в качестве ответа на вопрос о природе той самой грусти.

 

 

 

Комментарии: