Метро — территория монстров

%d0%bc%d0%b5%d1%82%d1%80%d0%be

Еду в метро, смотрю «Пандорум». Там гигантский корабль с людьми в анабиозе тыщу лет летит к лучшей жизни. Но что-то, как положено, пошло не так, половина проснулись и мутировали в страшных и аморальных монстров, которые начали жрать всех остальных.

Поднимаю голову — а батюшки! — и вот же они все — тут! Советский Союз почти сто лет ковал из князей и быдла светлый класс созидателей, инженеров и врачей, но они превратились в брызжущих ядовитой слюной зомбарей, готовых сожрать друг друга по свистку. Вот в вагон, сметая все на своем пути ломятся толстые бабы с сумками. Давят друг друга, стариков и детей, лишь бы посадить свои толстые жопы. Одна не успела, поругались, ей уступил место какой-то мужик.  Другой мужик, менее сознательный, воняя нечищеным ртом и табачным перегаром с морозца, раскорячившись, стоит в дверях, занимая полтора места. Толпа загоняет его в рамки только через пять станций.

Вот тоненькая молодая мадам в каракулевом пальто, крутит головой, оценивая всех на вшивость. Каракуль! — мантия для кровопийц. Ближе к центру в вагон входит отделение хипстеров, кто с бритыми, кто с лохматыми висками, но все  — с кукулями на затылках. Они парят над толпой, снисходительно бросая в плебс театральные банальности, почерпнутые из боевого курса маркетолога и SMM-специалиста.

Выхожу на станции, голова кругом от бестолкового шабаша чудовищ, чья цель — любой ценой сесть на ЭТОТ поезд. На ЭТОТ-ЭТОТ-ЭТОТ, блин поезд: хрящь! — локтем — дорогу! — успею! — поперек потока! — на! — куда прешь! — скок-поскок — ой! Как будто прозвучал сигнал «Атом» и больше поездов не будет никогда. Причем главную партию в этом блокбастере играют молодые матрешки и бабы средних лет. «Космополитан» воспитал в них чувство наивысшей исключительности, но к сожалению, мораль, доброта и взаимопонимание в глянце ни хрена не продается. Мужики от них не отстают. В итоге стадо «уникальных» тупиц с завышенными требованиями к миру бьется за право пройти. проскочить, пробежать первым в не последний вагон.

Поднимаюсь в вестибюль, там который год идет ремонт. Мне нужно оплатить 2 проездных. Кассы закрыты, кассирш посадили за две переносные промо-стойки. Две пожилые тети с коротко стриженными седыми волосами сидят, положив руки на колени.

— А проездной-то можно у вас купить?

— Проездной — вон в автомат идите.

У автомата хлопочет мастер, с ними явно что-то не то. Автоматы тоже превращаются в зомби.

Сую карту, автомат мутит, он не хочет продлевать мне проездной. он пишет мне «Ждите». Я подождал, он молча выплевывает мою карту.

— Не работает!

— Работает, — кричат кассирши, — вон их мастер только что починил!

— Мастер, помоги!

— Они тормозные, дольше жди, — говорит мастер.

Ждем вместе. Автомат придумал новое: «Пополните кошелек!».

— На сколько? — говорю мастеру.

— А я не знаю!

— А я тоже не знаю. Цена меняется каждый месяц. — Оборачиваюсь к кассиршам. — Сколько класть?

Их седые затылки стоят дыбом, глаза горят красным огнем. Мы с мастером, прячась друг за друга, убегаем прочь. Уже на лестнице на улицу меня пихает последний зомбарь. Этот — в шерстяном пальто и с кожаным портфелем. Побежал,  сверкая пятками и утирая кашемировым рукавом кровавую слюну.

В офисах все культурные и некоторые даже имеют тонкий налет интеллигентской вшивости. В фейсбуках и энторнетах — вообще, сплошь — святота и духовность. Тут тебе и цитаты великих и мудрые изречения и поучительные рассказы про плохих и хороших людей. Но попробуй выехать на дорогу или спуститься в метро — тут строго сплошные чудовища.

Комментарии: