Московские бабки желают нам сдохнуть

бабка

Москва славится обилием психов. Мы регулярно видим их вокруг себя. Есть тихие, как, например, «ветеран». Это парень, всегда одетый как Рембо и тусующийся у кулинарии на Профсоюзной. Он говорит командирским голосом что-то непонятное воображаемым людям, машет руками, указывая направление атаки, но в целом, он безобиден. Иногда он пропадает и мы даже начинаем волноваться.

Другой тип — скрежещущие зубами дамы в возрасте. Бывают трезвого вида, бывают немножко ханыжные. Всех ненавидят, иногда громко, иногда тихо. Если обойти стороной — даже не плюнет  в тебя.

Бывают нормальные, культурные, социализованные пожилые леди, напоминающие королеву Англии, но которые легко срываются на визг, когда, например, перейдешь им дорогу с велосипедом. При этом они вслух желают тебе смерти. Набожные, воспитанные тетьки и бывшие комсомолки.

Но вчера произошел случай, который, реально поставил нас на грань.

Бежим с женой в Тропаревском парке. Там всегда полно гуляющих и полно собак. Почти всегда и те, и другие — это очень добрые и ласковые создания. Собаки заинтересованно тянут к нам носы, а мелкие джекрасселы норовят потрогать нас своими мягкими лапами. Редко бывает такое, что нас облаивают. В основном — это либо собаки без ошейников и хозяев, либо — мелкие и вздорные чихуахуа, которые, в принципе, склонны к агрессии и истерии.

Но тут другое. Пробежали 6 км, возвращаемся домой, выбегаем из парка во дворы. Время — ровно полдень, солнце светит, лес, птицы, красота. Впереди, метрах в 30 стоит пожилая тетка, которая держит на поводке огромного желтого мастиффа, а вокруг бегает серый пудель.

— Пошел в сторону! — кричит она кому-то.
Не останавливаюсь, бегу, оглядываюсь, чтобы понять, кто попал в немилость. Вокруг никого. Понимаю, что, кажется — орут мне.

— Чего? — кричу ей.

В ответ льется грязная брань, пудель начинает наскакивать на меня и орать во все горло, норовя цапнуть. Я, как могу, отпинываюсь, мастифф стоит на задних лапах и тоже орет в мою сторону, сдерживаемый только очень ненадежными руками пожилой психички.

Жена стоит метрах в десяти ни жива, ни мертва, я делаю знак рукой, чтоб уходила, пытаюсь говорить с собачницей.

— Пошли вон отсюда, чтоб вас тут больше не было, бегать вам больше негде! Мать-перемать-распроемать!

Ну и много про нас, нашу судьбу, срок жизни, место под солнцем, наши душевные качества и все такое.

Обходим большим кругом и пятясь, пытаемся уйти. В голове ясная мысль, что она готова спустить мастиффа, а у меня с собой ничего, даже ключей. Только GPS на веревке. Я его уже снял с шеи, намотал как кистень, но понимаю, что отбиться это не поможет.

Короче, еле ушли.

Ребята, мы любим собак, в нашем подъезде живет десяток и все — наши друзья. Но, глядя на такое, я понимаю, откуда берутся догхантеры. Жизнь, счастье, здоровье и будущее целой нашей семьи моталось на поводке старой бабы и зависело только от ее решения. Я вижу в этом определенную несправедливость и произвол.

Животные — отражение своих хозяев, а бездомные животные — их жертва. Люди в Москве сходят с ума сами и сводят с ума собак. Это пугает.

И вот вопрос самозащиты теперь встает в новом ракурсе.

Комментарии: